Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Метафизическое сумасшествие. Глава 2. Аксель Фитцель.

                                                               5

«Имеет ли право человек считать себя рожденным для счастья?» - будто обращаясь к слушателям с вопросом, не требующим ответа, сказал отец Аксель, выступающий в этот день в роли профессора, и невольно оглядел аудиторию, расположившуюся на скамьях по периметру воронкообразного помещения. Собираясь с мыслями, он вопросительно взглянул на собравшихся и продолжил свое рассуждение, дабы не затягивать и без того длинную лекцию. «Этот вопрос, господа, восходит к пониманию первоначального и естественного права человека, которое оказывает существенное влияние не только  в гражданском обществе, то есть в условиях государственного диктата, но и в прочих общественных образованьях, будь то племя или община, где об этих самых правах и гражданстве не слышали. Поэтому мы видим, что сей вопрос уходит корнями в историю. Если отбросить его теологический** аспект, то в нем можно также усмотреть категорический тезис, суть которого – уверенность человека в том, что он предназначен для существования в состоянии личного счастья. Человек приводит аргументы в свою пользу, считая обратное неправомерным по отношению к нему, забывая в то же время об ограниченности своих собственных прав. Право счастья – естественное, которое нельзя потребовать правовым путем, ссылаясь на свои права в обществе; нельзя потребовать его на основе какого-то внешнего закона, то есть закона, созданного в том или ином обществе людей, и исходящего от стороннего. Никто, ни единый закон не вправе лишить человека его первоначального права, которое было получено им, как следствие факта рождения».

 

Отец Аксель замолчал и склонился над бумагами. Сегодня он был вынужден прибегать к помощи своих записей, подготовленных наспех накануне вечером. У постороннего наблюдателя, вероятно, создалось бы впечатление, что слушатели, громоздившиеся со всех сторон, и норовящие задать пару вопросов смущенному лектору, видели его некомпетентность в данной области, ибо он старался говорить кратко и максимально точно излагать мысли, записанные на бумаге. Клирик, он чувствовал детское смущение, точно боялся быть высмеянным братьями правоверными. Даже его возраст и высокое положение в Гильдии не могло смягчить этого натиска.

 

«Спорить с этим правом так же нелепо, как говорить о том, что человек не имеет права на смерть, – продолжил он. – Мы же не спрашиваем себя о том, имеем ли мы на это право. Другое дело, если речь идет об обряде погребения, разном в различных религиях. В этом случае, созданном по велению исключительно человека,  мы имеем внешнее право выбора, исходя из того, к какой религиозной концессии себя относим».

 

 По залу пробежала волна шепота. 

 

«Ибо редкий отступник желает себе смерти. В противовес ей мы, уважаемые господа, можем утверждать, что счастье – вожделеннейший дар для каждого рожденного. А смерть, тоже данность, но неизбежный венец материальной жизни. И призываю вас не бояться смерти материи, ибо она не так ужасна, как «смерть души»…»

 

Не успел Фитцель закончить своей фразой, как был пойман одним из присутствующих, господином Флурием Кремером на последних словах. Тот выглядел довольно представительно и всем своим видом доказывал, что просто так отделаться лектору не удастся. Но Аксель, видевший в сегодняшнем дне свое наказание, ошибался. Кремер попросил слова и сказал:

Дорогой брат Аксель, как вы представляете себе смерть того, что бессмертно?

 Я, конечно, подразумеваю вероотступничество, торжество порока над человеком и человечеством, когда народ не сможет воспротивиться своим дьяволорожденным желаниям и предаст Спасителя нашего. Это ли не смерть? – не задумываясь, ответил Фитцель, пораженный таким глупым вопросом.

 

Он перевел глаза на сидящего рядом с Кремером молодого человека, по всему взгляду которого было ясно, что вопрос его соседа вызвал в нем непреодолимое желание рассмеяться на весь зал.

Благодарю вас, - ответил Флурий.

 Фитцель продолжил: «Итак, «смерть души», к которой может привести чрезмерное рвение человека любой ценой обрести счастье. А такой может произойти, если человек, руководствуясь своей гордыней или еще какими-либо неправедными воззрениями, категорически мнит себя рожденным исключительно для блаженной жизни. Ибо тогда цель будет оправдывать грех как средство ее достижения. Отсюда множество не богоугодных деяний. Несовершенства могут стать средством и неотвратимым следствием попыток приобрести материальное счастье в миру. Но обратимся ко второй части нашего вопроса, ибо должны выяснить: имеет ли право человек отказаться от счастья.  Порассудив, мы придем к выводу о том, что требовать счастья человек вправе только на тех началах, что оно определено, как натуральное право. Таким образом, если каждый человек имеет сие право, то он может потребовать его в тех пределах, если его действия в этих рамках не угнетают этого же права у другого человека. Исполнение своего стремления к счастью человеку не воспрещается, но и не вменяется как непреложное обязательство. Правомочно сказать, что человек должен и может действовать в тех рамках, которые не позволяют ему ограничивать аналогичную свободу у другого человека. Так мы, уважаемые господа, можем заключить, что вне зависимости от того, к какому обществу человек относится, какие обязанности и права, вмененные этим обществом имеет, находится ли он в состоянии страдания или благополучия, болезни или здоровья, но является обязанным принимать тезис о существовании для него счастья в силу того, что это право естественно; он не лишен возможности действовать согласно этому праву и в его рамках, только не в абсолютном понимании, поскольку абсолютизация противоречила бы и другому положению, согласно которому в естественном праве в одном ряду стоит и право на страдание, как неизбежное следствие самого факта рождения, не ущемляя в то же время права человека быть счастливым. Господа, мы видим теперь, что ежели будем поступать согласно заповедям Божьим и, зная свои естественные права, суть права от Бога, то никто не вправе упрекнуть нас за наши деяния и устремления. На этом мы подведем черту. Теперь вопросы, пожалуйста».

 

Аудитория, точно проснувшись от долгого, не принесшего облегчения сна, какой часто можно углядеть в движениях и позах слушателей ближе к окончанию лекции, зашевелилась. Появились поднятые вверх пальцы. Снизу, с места лектора, казалось, что эта серая масса теперь уж не отпустит Фитцеля, пока не насытится вдоволь процессом публичного осмеяния. Однако бурное воображение его рисовало чрезмерно гротескные ситуации, а уставшие, с виду ко всему безразличные слушатели, не выказывали ни малейшего желания мучить незадачливого священника изощренными вопросами. Неискушенную публику легко было обмануть, ибо она подобна малому ребенку, и, как выяснилось, еще проще убедить в правильности своей позиции. Отец Аксель оглядел аудиторию и, сделав рукой неопределенный жест, предложил одному из желающих высказаться.

 -   Господин Фитцель, - начал тот с выражением глубокой учености, что читалась в его скудной мимике и в том движении, коим он деловито приблизил к лицу увеличительное стеклышко размером с мелкую монету, будто желая разглядеть оппонента. – Позвольте, с вашего разрешения я немного освещу проблему, которую хотел бы затронуть?

Пожалуйста, я вас слушаю, - ответил Фитцель, глядя на песочные часы.

        


         

* * богословский

                                                   в начало    <<<  5  >>>

 

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100