Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Психоанализ о психическом развитии. Мышление и развитие чувства реальности

Узнавание реальности, а также чувства любви и страха в отношении к ней развиваются до овладения речью. Но именно дар речи инициирует решающее продвижение в оценивании реальности. Слова обеспечивают большую точность коммуникации с объектами и предвидения событий. Антиципирующим действием становится собственно процесс мышления, и окончательно консолидируется сознание. Конечно, ранее имеется «бессловесное сознание», которое при регрессивных состояниях вновь преобладает в форме «фантазирующего дологического мышления». Оно просто недифференцированный предшественник мышления, в нем еще видны все особенности примитивного эго, такие как пространность представлений, принятие подобий за тождества, уравнивание частей и целостностей, формирование понятий на основе общности моторных реакций.

 

 Шилдер показал, что каждая мысль перед формулированием предварительно проходит бессловесную стадию. Обретение способности говорить и понимать, что определенные звуки используются как символы вещей, а также постепенное укрепление связи речи с мышлением  — важнейший этап в формировании эго. Открытию путей продвижения эго от интеграции к дифференциации, от целостных блоков к составным элементам, от пространности к определенным ограничениям способствует изучение феномена афазии. Связывание идей со словами позволяет трезво мыслить. Эго обретает эффективное средство обхождения с внешним миром и собственным возбуждением. В древних магических верованиях, приравнивающих владение к называнию, содержится рациональное зерно. Стремление таким путем овладеть инстинктивными влечениями, несомненно, обогащает интеллектуальное развитие. Происходит сдвиг от эмоционального фантазирования к реальности, что помогает преодолеть тревогу. Бегство компульсивного типа от любых эмоций в призрачный мир слов и концепций представляет собой патологическое искажение вербализации. Высокомерные интеллектуальные интересы, которые проявляются в период полового созревания, тоже служат овладению инстинктивным возбуждением.

 

Дар речи воспринимается как обретение огромной мощи. «Всемогущество мысли» превращается во «всемогущество слова». Ранняя речь ребенка — это заклинание, принуждающее внешний мир и судьбу делать веши, заложенные в его словах. Определенные слова сохраняют изначальную магическую силу: например, непристойности, клятвы, торжественные воззвания, поэтические опусы.

Собственно мышление представляет собой дальнейшую разработку и дифференциацию простейших суждений о том, что можно заглотать и что лучше выплюнуть, и более поздних суждений, различающих между безвредными и опасными вещами. Кроме того, отсрочиваются реакции, и это отсрочивание осуществляется за счет пробных действий. Движения, необходимые для запланированного действия, производятся в матом масштабе, действие и его последствия как бы «пробуются на вкус». Мышечные действия, сопутствующие мышлению, продемонстрированы экспериментальной психологией.

 

Вообще, рабочий принцип эго состоит в задержке автоматизированных функций ид, что позволяет целенаправленно и организованно их использовать. Подобно «приручению» первичной тревоги, которая постепенно сводится к «тревожному сигналу», эго в процессе мышления приручает две непроизвольные архаические реакции: разрядка напряжения замедляется, склонность к галлюцинаторному исполнению желаний сводится к воображению предполагаемых событий, а впоследствии к представлению этих событий в абстрактных символах.

 

Как приручение тревоги может оказаться неудачным, и тревожный сигнал тогда приводит к рецидиву первичной паники, так и склонность к разрядке любой ценой и галлюцинаторному исполнению желаний порой сказывается на мышлении. При усталости, засыпании, интоксикации, психозе люди мыслят более примитивным образом, ведь даже у здоровых, ясно мыслящих людей, каждая мысль проходит начальные фазы, которые больше схожи с «мышлением в сновидении», чем с логическим мышлением. Свойства этого эмоционального (прелогического) мышления подробно исследовались и психологами-аналитиками и традиционными психологами. Такое мышление не вполне пригодно для объективного прогноза событий из-за недостаточной организованности и выраженной противоречивости. Довлеющая роль эмоций приводит к заблуждениям, навеянным желаниями и страхами.

 

Эмоциональное мышление в соответствии с первичным процессом руководствуется, по-видимому, только стремлением к разрядке, а не логикой. Однако это все же мышление, поскольку оно содержит представление о будущих действиях и позволяет экономить энергию. Такое мышление опирается главным образом на наглядные, конкретные образы, тогда как вторичный процесс больше основывается на вербализации. Ретрансляция слов в образы в сновидениях и при усталости хорошо известна. Предсознательное образное мышление —это также магическое мышление. Объект и идея объекта, объект и образ, объект и его часть уравниваются; сходство путается с тождеством; эго и не эго еще не различаются. Случившееся с объектами может (путем идентификации) переживаться как случившееся с эго, а происходящее с эго переносится на объект. Такой «транзитивизм» допускает технику «магических жестов»: жест принуждает другого человека делать то же самое.

Если индивид застеснялся, он отворачивается и закрывает глаза рукой. Это означает: «Никто не должен смотреть на меня». Дети верят, что их нельзя увидеть, если они не видят. У одного ребенка было представление, что поезд оказывается в тоннеле, когда проводник закрывает глаза. Еще одно удивительное свойство архаического мышления— символизм. У взрослых сознательная идея может использопаться в качестве символа в целях сокрытия неприемлемой бессознательной идеи.

 

Например, идея пениса при ее неприемлемости символизируется змеей, обезьяной, шляпой, самолетом. Символ сознателен, символизируемая идея бессознательна. Собственно идея пениса «схватывается, но сразу отвергается. Символическое мышление неопределенно и направляется первичным процессом. Оно не только способ искажения, но и составляющая первичного ирелогического мышления. Эго прибегает к регрессии, чтобы осуществить цензуру. При искажении с помощью символов в защитной активности опять же используются механизмы, которые прежде были естественными. Отступление к первичному мышлению служит преднамеренному искажению. В сновидениях символы появляются в двух ипостасях: как инструмент цензуры сновидений и в качестве особенности архаического мышления, визуализации абстрактных мыслей.

 

Регрессивная природа символических искажений объясняет общность символов у всех человеческих существ и символическое мышление во сне, при усталости, психозах и вообще в раннем детстве. Символы, подобно аффективным синдромам, представляют собой остаток архаического видения мира, они появляются не только при необходимости искажений, но и в состояниях, где подоплекой служат архаические свойства эго.

 

Силберер объясняет символизм «апперцептивной недостаточностью эго». Наверняка он прав, хотя его поверхностная классификация символов в соответствии с причиной апперцептивной недостаточности неприемлема. Джонс безоснователен в своих утверждениях, что символизм прослеживается к апперцептивной недостаточности аналогично оговоркам, связанным с состоянием усталости. Оговорки не компонент усталости (они только провоцируются усталостью), тогда как существенный аспект архаического мышления, отличающегося апперцептивной недостаточностью, восприятие мира в символах. Однако архаический символизм в качестве составной ирелогического мышления и искаженная репрезентация вытесненной идеи сознательным символом не одно и то же. Если в искажении идея пениса избегается путем ее маскировки идеей змеи, то в ирелогическом мышлении пенис и змея идентичны, т. е. они воспринимаются сквозь призму общего понятия: вид змеи провоцирует эмоции, связанные с пенисом. Этот факт позднее утилизируется, когда сознательная идея змеи замещает бессознательную идею пениса.

 

В прелогическом мышлении примитивный символизм играет роль в образовании понятий. Первоначальное понимание мира исходит из инстинктивных потребностей и страхов, первые объекты воспринимаются как возможный источник удовлетворения или угрозы. Стимулы, которые провоцируют одинаковые реакции, рассматриваются как идентичные. Первые идеи представляют собой не целостности, построенные из различных элементов, а совокупности, воспринимаемые недифференцированным путем, объединенные эмоциональными реакциями, которые они провоцируют.

 

Этих характеристик достаточно, чтобы объяснить некоторые из распространенных символов, а именно символы, основанные на сходстве, замене целого частью (pars Pro toto), на идентичности эмоциональных реакций: инструменты=пенис, раковина=влагалище, уход=смерть, верховая езда=половой акт, король=отец. В других случаях подобие вызванных реакций не очевидно, но может быть обнаружено скрупулезным анализом эмоционального опыта детства. Таким путем объясняется равенство: деньги=фекалии. Существуют и случаи, в которых связь между символом и символизируемым объектом непонятна. Дети, которым снятся пауки, символизирующие жестокую мать, ничего не знают о сексуальных особенностях пауков. Ференци считал, что реакция отвращения к рептилиям основана на филогенетической памяти, Фрейд тоже склонялся к подобной интерпретации. Но этот вопрос остается открытым. То обстоятельство, что самое раннее мышление не соответствует реальности, а обладает всеми описанными архаическими и магическими свойствами, на первый взгляд опровергает тезис об этом мышлении как подготовке к действию и попытке овладеть реальностью. Но неадекватность раннего мышления вовсе не противоречит его относительной адекватности в сравнении с непосредственной разрядкой и галлюцинаторным исполнением желаний.

Антиципация становится более точной благодаря развитию речи. Речевая способность превращает «предмышление» в более адекватное логическое мышление, на которое опирается вторичный процесс. Таким образом, формирование логического мышления представляет собой решающий шаг к окончательной дифференциации сознательного и бессознательного, установлению принципа реальности.

 

Прелогическое мышление, однако, обнаруживается даже после овладения речью, логикой и принципом реальности и не только в состояниях регрессии или как способ целенаправленного искажения. Правда, оно больше не выполняет функцию подготовки к действиям, а, скорее, становится замещением неприятной реальности.

 

Первые идеи объектов появляются при воспоминании об упущенном удовлетворении. Эти идеи замешают упущенный объект и представляют попытку овладеть реальным объектом магически. Примитивное мышление пытается контролировать объекты магическим образом, что в период его преобладания считается возможным. Вторичное мышление направлено на реальный контроль объектов. Когда реальный контроль оказывается безуспешным, то ли реальность слишком неблагоприятна, то ли не хватает способностей повлиять на нее, индивид снова регрессирует к магическому мышлению. У старших детей и взрослых два типа мышления имеют разные функции: подготовку к реальным действиям (антиципация вероятного), замещение реальности (антиципация желанного).

 

Координация типов мышления с разными функциями оправдана только в целом. Практически с помощью вербального мышления осуществляется как возвращение от грез к реальности (искусство), так и бегство от реальности (компульсивное мышление).

 

Пока мышление не сопровождается действием, его называют фантазией. Существует два вида фантазии: творческая фантазия, которая подготавливает деятельность, и фантазия-греза, которая компенсирует невыполнимые желания. Творческая фантазия, укорененная в бессознательном, наверняка тоже берет начато в первичном процессе и воображении, но развивается за пределы этой сферы. Фантазия-греза замещает действия в состоянии «интровер-сии», когда «малые движения», сопутствующие фантазированию, становятся достаточно интенсивными, чтобы вызвать разрядку. Обсуждается проблема влияния военных игр в отрочестве на воинственные склонности. Усиливают ли фантазии тенденцию к реализации желаний или же способствуют их канализации, и тем самым отпадает потребность в реальном удовлетворении? Ответ очевиден в случае сексуальных фантазий. Если мужчина просто антиципирует в фантазии предстоящий сексуальный акт, его напряжение и устремление к действию возрастают, но если фантазии побуждают его мастурбировать, напряжение спадает или исчезает. Во втором варианте происходит регрессия к замещающему виду фантазирования.

 

Невротики — это индивиды, чьи реальные действия блокируются. Существуют два пути этого блокирования, которые очень хорошо демонстрируют контраст между картипными магическими грезами и абстрактным подготовительным мышлением. Истеричный тип регрессирует от действия к невербальным грезам, его конверсионные симптомы представляют собой замещение действий. Компульсивный тип регрессирует от действия к подготовке действия посредством слов, его мышление своего рода вечная подготовка к действиям, которые никогда не выполняются. Следовало бы ожидать, что индивид находится в прямом контакте с реальностью, пока его мышление сохраняет конкретность, но, когда мышление становится слишком абстрактным и занято скорее софистикой и классификацией, нежели символами объектов, оно прекращает служить приготовлением к реальным действиям. Это верно, но только в некоторой степени. Образная природа «конкретных» мыслей может способствовать погружению в грезы вместо приготовления к действиям.

 

Логическое мышление предполагает сильное эго, которое способно к отсрочиванию, терпимо к напряжению, богато контркатексисами и готово оценивать реальность в соответствии со своим опытом. Если же эго слабое, усталое или сонное, не уверено в собственных способностях и жаждет рецептивного приспособления, тогда образное мышление становится привлекательнее интеллектуальной направленности на внешний мир. Понятно, что уставшие люди предпочитают развлекательные фильмы Шекспиру и иллюстрированные журналы серьезному чтению. Те, кто не удовлетворен, но не имеет возможности активно повлиять на ситуацию, склонен, скорее, к просмотру иллюстраций и страниц юмора в газетах, чем к трудным интеллектуальным занятиям. Всякий раз, когда реальность становится неприятна, интенсифицируется поиск замещений в картипных грезах.

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (495) 517-96-97

Написать письмо

2006—2015 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100