Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Психология невротического конфликта. Чувство вины

Невротический конфликт усложняется, когда тревога замещается чувством вины. Чувство вины представляет собой тревогу с определенным топическим отнесением: эго испытывает тревогу по отношению к суперэго.
Собственно чувство вины, подсказывающее: «Я допустил ошибку», т. е. болезненное суждение о прошлом, типа раскаяния, необходимо отличать от совести, которая судит о будущем: «Следует ли мне это делать?». Этот аспект совести имеет предупреждающую функцию и направляет будущие действия личности.

 
Обозначив суждение эго: «Не поступай так, иначе может случиться нечто ужасное» как источник «опасной тревоги» можно предположить, что предостерегающее чувство совести — особый случай той же функции эго: «Не делай этого, иначе может случиться нечто специфически ужасное».

 
Но что подразумевается под специфическим событием? Что в действительности означает «наказание со стороны суперэго» или «утрата любви суперэго»? Несомненна боязнь страданий, которые в самом деле испытываются в силу собственно чувства вины. Предупреждающая функция совести выражает стремление эго избежать страданий из-за сильного чувства вины. Эти страдания специфически неприятны, и добросовестная личность стремится их избежать. Пока существует страх перед реальным наказанием или преисподняя мыслится как реальная угроза, еще нельзя говорить о наличии истипной совести, поскольку стремление избежать наказания и ада не отличается от тенденций, возникающих при других сигналах тревоги. В совести страх интернализован, опасность угрожает изнутри. Страх испытывается не только относительно каких-то ужасных событий внутри личности, но также в силу риска утратить приятное состояние благополучия, защищенности и уверенности в себе. По существу, возникает страх перед утратой самоуважения и даже крайней степенью этой утраты — аннигиляцией.

 
Если резюмировать вышесказанное, совесть предупреждает: «Избегай таких-то поступков, иначе испытаешь чувство аннигиляции». Собственно чувство вины представляет собой большую или меньшую материализацию этой угрозы и в свою очередь используется, чтобы избежать подобных действий в будущем и не усилить аннигиляцию.
Чувство аннигиляции знаменует прекращение нарцис-сического удовлетворения, первоначально получаемого от любви некоего человека извне, а впоследствии от суперэго.

 
Если считать, что неприятности, которых нормальная совесть пытается избежать, случаются при меланхолии, то позволительно сравнить меланхолическое чувство аннигиляции с парализующей паникой при третьем типе тревоги. Тройная стратификация применима и к чувству вины. Совесть и предостерегающее чувство вины соответствуют второму состоянию (предупреждению об опасности), меланхолическое чувство аннигиляции — третьему состоянию (панике). Но что тогда соответствует состоянию «травмы»?

 
В стратификации тревоги первичным состоянием был болезненный неспецифический опыт травмированного младенца. В случае чувства вины ситуация должна быть сходной, но более специфичной. Предположение, что чувство опасности изнутри основывается не столько на общем травматическом напряжении, сколько на специфичном чувстве голода, подтверждается многими клиническими наблюдениями. Итак, чувство вины тоже имеет тройную стратификацию.

  
СТРАТИФИКАЦИЯ ЧУВСТВА ВИНЫ

 
СОСТОЯНИЕ  |  ЧУВСТВО вины


(1) Травма  |  Чувство голода или «автоматическая»  аннигиляция.

 
(2) Чувство опасности  |   «Аннигиляция» на службе эго: аффект опасности создается предвидением и используется  как сигнал предупреждения.

 
(3) Паника | Эго терпит неудачу в контроле, аффект  обретает разрушительную силу, регрессия  к состоянию (1): приступ аннигиляции при  меланхолии.


Теперь следует внести важное дополнение. Фактически, первичный голод— это жажда молока. Впоследствии при отсутствии нарциссического удовлетворения аналогичным образом возникает «ментальный голод».
Даже взрослые люди делаются апатичными и исевдодепрессивными в условиях дефицита нарциссического удовлетворения. В крайних случаях они пытаются удовлетворить свой голод регрессией к галлюцинаторному осуществлению желаний. Апатия — модель состояния, от которого предостерегает чувство вины.

 
Когда эго достаточно развито, чтобы судить об угрозе нарциссическому удовлетворению, его сигнал о возможной аннигиляции указывает на необходимость повлиять на объекты, чтобы обеспечить соответствующие ресурсы. Возникает тревога об утрате любви, которая играет важную роль в качестве мотива защиты.

 
У индивидов, чье самоуважение регулируется тревогой об утрате любви, могут возникать вторичные тревоги и чувство вины, если они вымогают необходимое удовлетворение негодными средствами. Особенно несчастны те, кто нуждается в нарциссических ресурсах, но бессознательно боится их получить.

 
Тревога об утрате любви, точнее, нарциссического удовлетворения, превращается в тревогу об утрате поддержки суперэго, страх переходит в чувство вины. Таким образом, вторую стадию в таблице о чувстве вины следует разделить на два этапа: сначала угроза утраты нарциссического удовлетворения исходит извне, затем изнутри. Теперь параллелизм между тревогой и чувством вины можно представить полнее.

 
ПАРАЛЛЕЛИЗМ МЕЖДУ ТРЕВОГОЙ И ЧУВСТВОМ ВИНЫ

 
СОСТОЯНИЕ   |  ТРЕВОГА |  ЧУВСТВО вины (СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ТРЕВОГА)

 
(1) Травма | Тревога  непроизвольна и неспецифична | Чувство аннигиляции обусловлено «автоматически»: а) недостатком пищи; б) недостатком любви (нарциссического удовлетворения)

 
(2) Чувство опасности |  Тревога на службе эго: аффект создается предвидением, контролируется и используется как предупреждающий сигнал |  «Аннигиляция» на службе эго: аффект создается предвидением, контролируется и используется как предупреждающий сигнал: а) до установления суперэго - тревога об утрате любви (нарциссического удовлетворения); б) после установления суперэго - совесть, регулирующая нарциссическое удовлетворение изнутри

 
(3) Паника | Эго терпит неудачу в контроле, аффект становится разрушительным, регрессия к состоянию (1): приступ тревоги при тревожной истерии  |  Эго терпит неудачу вконтроле, аффект становится разрушительным, регрессия к состоянию (1): приступ аннигиляции при меланхолии

Переход от состояния (2а) к (2б) происходит, когда предвидящее эго начинает остерегаться своих действий, которые могут привести к утрате родительской любви. Этот переход завершается с разрешением эдипова комплекса путем интроекции его объектов. Состояние (2б) — существенная характеристика психической нормальности. Каждый постоянно чувствует слабые «сигналы совести», которые регулируют поведение и значат как составные настроения гораздо больше, чем общие сигналы тревоги.

 
Совесть становится патологичной: а) когда она функционирует в слишком ригидной, или автоматизированной, манере, ведь тем самым нарушается реалистическая оценка результата предполагаемых действий (архаическое суперэго); б) когда при нервном срыве вместо предупреждающего сигнала возникает чувство полной аннигиляции, как в случаях тяжелой депрессии. Причины таких неудач совести будут рассматриваться позднее. Здесь уместны несколько замечаний, характеризующих чувство вины в целом.

 
Чувство вины интимно связано с оральными ощущениями, вернее с кишечными ощущениями. В монографии Нюн-берга о чувстве вины приводится множество доказательств этого тезиса. Например, угрызения совести и компульсивные симптомы со значением искупления, а также все попытки ради удовлетворения совести «уничтожить (аннулировать) сделанное бессознательно обычно мыслятся как возвращение содержимого тела, и не только при отношении к самому поступку как инкорпорации. Существенно и то обстоятельство, что суперэго воспринимается в качестве интроекта, давящего изнутри. В отказе больных депрессией от нищи, как правило, выражается идея о неприемлемости увеличения давления интернализованных объектов вследствие инкорпорации новых объектов.

 
Чувство вины имеет оральную природу в целом и орально-садистские черты в частности. Это отражается как в термине «угрызение совести), так и в немецком термине Gewissensbisse. Оба термина прямо описывают, каким образом испытываются ощущения.

 
Тем не менее чувство вины проявляется не только в кишечных ощущениях. О генетической близости вины и тревоги свидетельствует тот факт, что «нечистая совесть» может вызывать такие же расстройства кровообращения и дыхания, как и тревога. «Мне тяжело на сердце, мне трудно дышать» — проявления нечистой совести.
В случае депрессии патогенная регрессия усиливает садистский характер суперэго. Высказывается мнение, что тревога соответствует вытеснению сексуальности, а чувство вины — вытеснению агрессивных влечений. В таком подходе, по-видимому, преувеличивается значение координации.

 
Эго, зажатое между инстинктивными потребностями и чувством вины, имеет две принципиальные возможности: либо подчиниться суперэго и противостоять влечениям, либо восстать против суперэго. Но практически существует столь же много компромиссов между послушанием и бунтом, как и в отношении эго к внешним авторитетам. Очень часто компромисс представляет собой временную лесть в целях последующего бунта.

 
Уместно сказать несколько слов о концепции потребности в наказании. Давление, которому подвергается эго со стороны суперэго, порождает потребность избавиться от этого давления, чтобы восстановить утраченное самоуважение и гарантировать себя от чувства аннигиляции. Такая цель лучше всего достигается получением «прошения». Познание наказания как средства прошения фактически способствует развитию потребности в наказании. Наказание становится желанным в качестве способа достигнуть прошения. Но лица, о которых идет речь, наверняка предпочли бы получить прошение, не претерпев наказания. В случае «моральных мазохистов» дело обстоит сложнее: они жаждут наказания не только как средства прошения, но и в качестве извращенного замещения сексуального удовлетворения.

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3
Интернет магазин спортивного питания

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (495) 517-96-97

Написать письмо

2006—2015 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100