Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Заикание. Психогенные тики. Психология заикания

Заикание тоже невроз, но особый...

Существует вид неврозов, чьи симптомы представляют собой конверсии, но бессознательные побуждения, выраженные в симптомах, являются прегенитальными. Хотя симптомы имеют природу конверсии, психическая структура пациента соответствует психической структуре компульсивного невротика. Усиливаются амбивалентность и бисексуальность, сексуализируются процессы мышления и речи, происходит частичная регрессия к магическому типу мышления . Поскольку клиническая картина таких неврозов схожа с истерией, только психоанализ позволяет разобраться в специфике их внутренней структуры.

Можно предположить, что прегенитальное психологическое содержание чаще всего обнаруживается в конверсионных симптомах, прямо относящихся к прегенитальным эрогенным зонам: например, кишечные симптомы будут иметь анально-эротическую подоплеку.

Такое предположение в какой-то мере действительно правомерно. Многие компульсивные индивиды в детстве страдали кишечными расстройствами психогенной природы, в процессе психотерапии эти расстройства могут возобновляться в форме преходящих конверсионных симптомов.

Остатки инфантильных нарушений типа запора и диареи встречаются также в качестве спонтанных симптомов при компульсивном неврозе. Однако не все кишечные конверсионные симптомы имеют такую природу. Роль прегенитальной фиксации может ограничиться выбором органа локализации симптомов.

Функциональные нарушения речи, которые есть нечто большее, чем просто психические торможения  представляют собой типичный пример прегенитальных конверсионных неврозов.

В заикании легче, чем в других конверсионных симптомах, обнаруживается конфликт антагонистических тенденций. Пациент хочет что-то сказать и одновременно не хочет. Поскольку сознательно он намеревается говорить, должна быть бессознательная причина нежелания говорить. В таких случаях либо речевая активность вообще, либо говорение об определенных вещах имеет некое бессознательное значение.

От оговорки к заиканию

Допуская оговорку, индивид бессознательно сопротивляется тому, о чем говорит сознательно. Психоанализ оговорок раскрывает побуждения, которые нарушили первоначальное речевое намерение. Если вместо оговорки индивид начинает слегка заикаться, то его высказыванию препятствует бессознательный мотив, который остается для нас загадкой.

Если такое спорадическое заикание случается в качестве реакции на специфический раздражитель, знание раздражителя полезно как отправной пункт в анализе патогенного фактора. Если индивид заикается не только реагируя на определенный раздражитель, но более или менее постоянно, патогенный фактор коренится в неприемлемости самого намерения говорить. Таким образом, некоторые виды спорадического заикания обусловлены бессознательным инстинктивным значением предмета говорения, при тяжелом заикании собственно речевая функция репрезентирует неприемлемое инстинктивное побуждение.

При компульсивном неврозе определенные обстоятельства способствуют сексуализации речи, происхождение такой сексуализации непременно анальное и имеет специфические последствия. Все сказанное относится и к заиканию .

Заикание и бессознательный садизм

Психоанализ лиц, страдающих заиканием, раскрывает анально-садистские желания в качестве основы симптома. Для таких пациентов функция речи имеет анально-садистское значение:  говорение означает, во-первых, произнесение непристойных (особенно анальных) слов , во-вторых, агрессивное действие против слушателя.

Анально-эротическая подоплека речи очевидна, когда психоанализ обнаруживает анальный соблазн в ситуациях, провоцирующих или усиливающих заикание. При заикании речь вообще или говорение в определенных ситуациях бессознательно мыслятся как сексуализированная дефекация.

Мотивы, которые в детстве тормозили удовольствие от игры с фекалиями, выступают снова в запретах на наслаждение от игры со словами. «Выброс» и «задержка» слов означают экскрецию и задержку фекалий. И на самом деле, задержка слов, как прежде задержка фекалий, гарантирует сохранение собственности и доставляет аутоэротическое наслаждение. Можно сказать, что в заикании происходит смещение вверх функций анальных сфинктеров.

Обычно заикание провоцируется или усиливается двумя обстоятельствами, связанными с его садистским значением . Пациенты обычно заикаются, когда рьяно отстаивают свою точку зрения. За видимым рвением скрывается садистское устремление повергнуть оппонента посредством слов, заикание блокирует эту тенденцию и наказывает за нее. Еще чаще заикание возникает в присутствии авторитетных особ, т. е . родительских фигур, по отношению к которым особенно сильна бессознательная враждебность.

«Подумать» об убийстве или начать заикаться?

В сновидениях говорение - символ жизни, а немота - символ смерти. Тот же самый символизм относится к заиканию. Когда заикающийся не способен говорить, его колебания зачастую выражают побуждение убивать, обращенное на собственное Я.

На тех же основаниях, что и при компульсивном неврозе, анально-садистская сексуализация речи подразумевает мобилизацию инфантильной стадии, когда слова обладали всемогущество. «Слова могут убивать», и заикающиеся - это люди, кто бессознательно думает о необходимости быть осторожным при использовании такого грозного оружия. В психоанализе пациентов с заиканием важно учитыват , что непристойные и ругательные слова сохраняют свое первоначальное магическое значение в большей мере, чем остальные слова. Для таких пациентов любое говорение служит бессознательным соблазном использовать нечестивые слова в целях агрессивной или сексуальной атаки слушателя.

Анально-садистское значение симптома вполне соответствует анальн -садистской личности заикающегося, идентичной натуре компульсивного невротика.

Огромная роль анально-садистских желаний в заикания отнюдь не означает безучастности иных эротических побуждений. Как и в других симптомах, наряду с доминирующим компонентом, в заикании может дополнительно задействоваться любой инфантильный компонент сексуальноговлечения. Обычно три компонента сексуального влечения играют в заикании характерную роль: фаллический, оральный, эксгибиционистский.

1. Речь и фаллос

Фаллические побуждения. Функция речи часто бессознательно связывается с генитальной функцией, особенно с мужской генитальной функцией. Говорить - значит обладать потенцией, неспособность говорить означает кастрированность.

Мальчики часто обнаруживают, что рвение хорошо говорить возникло у них в качестве замещения «фаллического соревнования. ("Способен ли я говорить так же хорошо, как отец?").  Девочки с подобным притязанием отличаются бессознательным желанием генитально походить на мужчин.

Таким образом, все конфликты с вовлечением представлений о потенции и кастрации могут найти выражение в симптоме заикания, хотя и в регрессивно искаженной форме. В мифах, волшебных сказках, снах и невротических фантазиях часто встречается тема отрезания языка как символ кастрации. Язык, орган речи, выступает как фаллический символ.

Появление фаллической тенденции в заикании доказывает, что анальная ориентация пациента вызнана регрессией. Случаи, в которых фаллические элементы отсутствуют, могут основываться на приостановке развития в прегенитальном периоде.

2. Речь и оральный эротизм

Оральные побуждения. В широком смысле речь представляет собой орально-респираторную функцию. Эротическое наслаждение речью является собственно орально-респираторным эротизмом. И действительно, судьба орально - респираторного либидо существенно влияет на развитие речевых расстройств. Регрессия при заикании часто не останавливается на анально-садистском уровне, оральный эротизм тоже выступает на передний план с конфликтами вокруг желания инкорпорировать объекты, а также вокруг аутоэротических оральных желаний. Тяжесть заикания зависит от относительной выраженности орального компонента.

Порой слова , которые должны или не должны произноситься, на глубинном уровне означают интроецированные объекты. Конфликты, первоначально происходившие между пациентом и объектом (родителем или частью собственного тела), теперь выражаются в конфликте его Я с его речевыми продуктами (означающими экскременты).

Пациент с заиканием не только пытается бессознательно совершить убийство с помощью слов. На обсуждаемом теперь уровне его симптом выражает также тенденцию убивать собственные слова как представляющие интроецированные объекты.

Вместо использования функции речи в целях коммуникации заикающиеся пользуются речью для получения приятных ощущений в речевых органах: индивид предается игре, чтобы получить удовольствие от оральных ощущений. Тем не менее, все заикающиеся, вероятно, согласятся, что симптом болезнен и неприятен, они совершенно не сознают выражающиеся симптомом анально- и орально- садистские фантазии как эдиповы и кастрационные представления.

Таким образом, хотя заикающиеся ищут орально-эротического наслаждения, заикание остается в основном конверсионным прегенитальным неврозом. Оральная эротичность часто выражается также амбициями в речевой сфере. Иногда эти амбиции возникают вслед за симптомом и являются сверхкомпенсаторной реакцией на него. Демосфен не единственный, кто стал выдающимся оратором благодаря заиканию.

В других случаях, сначала формируются амбиции, а заикание возникает позднее, когда амбиции начинают представлять запретные склонности, сексуальные или агрессивные. В некоторых случаях заикания оральные амбиции не ограничиваются речью и зарождаются даже раньше способности говорить. Инфантильно-нарциссические желания могут наделать больше шума (орального или анального), чем впоследствии воспроизводят взрослые, скорее в гротескных формах. Иногда такие желания исходят из представления о способности съесть так же много, как взрослые, что может служить защитой посредством «идентификации с агрессором» от страха быть съеденным.

Временами оральные амбиции подобного рода проявляются не только в функции выражения слов, но также в «потреблении» слов путем слушания или чтения, оба процесса бессознательно означают «принятие пищи».

Пока речь не становится средством коммуникации, ее органы выполняют чисто либидную функцию и служат разрядке инстинктивных импульсов. Развитие речи протекает от аутоэротического лепета и крика, через стадию магического влияния на окружение с помощью вокального аппарата, к постепенному пониманию слов и, наконец, стадии, на которой речь используется в целях коммуникации. Это развитие очень сложный процесс, подверженный нарушениям в различных пунктах. К сожалению, с психоаналитических позиций данный процесс подробно не изучался. Тяжелые случаи заикания позволяют изучать развитие речи через познание речевых расстройств.

Говорение - средство коммуникации. При умеренном заикании коммуникация с объектами сексуализируется, всецело или в специфических отношениях, и поэтому речь нарушена. При тяжелом заикании происходит полный отказ от функции коммуникации, и органы речи снова используются аутоэротически.

3. Запретный эксгибиционизм

Эксгибиционистские побуждения. На существенное значение в заикании эксгибиционизма уже указывалось, когда подчеркивалась связь заикания с амбициями. В случаях, где заикание возникает только во время публичных выступлений, торможение склонности к эксгибиционизму очевидно. Такое заикание имеет сходство с другими неврозами, основанными на торможении эксгибиционизма, такими как эритрофобия, сценический страх, социофобия. Актер, охваченный сценическим страхом, может не только забыть текст, но и начать заикаться.

Эксгибиционистское заикание основано на представлении о магическом влиянии «всемогущих» слов на слушателей. Когда подобное намерение становится запретным, речь тормозится. Бессознательные цели предосудительного эксгибиционизма не обязательно прямо эротические. Как и при перверсном эксгибиционизме, реакция публики нужна для успокоения кастрационной тревоги и удовлетворения нарциссической потребности, способы получения этой реакции бессознательно бывают весьма садистскими.

Из-за неприемлемости садистского пути, на котором ищется успокоение, страх кастрации лишь усиливается, что делает насущным торможение эксгибиционизма, и в результате возникает заикание.

У мужчин этот тип заикания означает: "Эксгибиционистский шарм, которым я искал заверений от кастрации  на самом деле может к ней привести".

У женщин эксгибиционизм, смещенный от гениталий, служит успокоению чувства неполноценности из-за отсутствия пениса. Этот тип заикания у них означает: «Пусть выяснится, что у меня действительно недостает пениса».

Обладать красноречием - значит зачаровывать. Цель оратора - сорвать аплодисменты, в которых он нуждается для борьбы со своими страхами. Если существует опасность неудачи, садистский оратор может почувствовать, что должен силой заставить слушателей предоставить ему необходимое, он может даже почувствовать, что следует кастрировать или убить их.

Оратор может попытаться достичь своей цели и другим путем: чтобы гарантировать влияние на слушателей, он должен показать, что имеет над ними власть. Заикание в таких обстоятельствах означает: «Прекрати говорить, пока ты действительно не убил или не кастрировал слушателей», или: «Прекрати говорить, пока не выяснилось, что не слушатели зависят от тебя, а ты от них».

Я заикающегося, подобно Я компульсивного невротика,  должно вести борьбу на два фронта: против неприемлемых побуждений и против сверх -Я, садистского и архаичного вследствие регрессии. У многих заикающихся симптом появляется только тогда, когда ставит их в неблагоприятное положение. Создается впечатление, что они используют заикание, чтобы удовлетворить требования чрезмерно сурового сверх -Я. Если симптом появляется исключительно в присутствии авторитетных особ, то не только потому, что пациент испытывает к ним особую неприязнь, но и потому, что он предвосхищает серьезные последствия провала.

С заиканием связаны многочисленные вторичные выгоды. Особенно характерны два их вида:

1. заикающиеся нередко действительно смешны, тем не менее, вызывают жалость и способны этим пользоваться;

2. на глубинном уровне заикание позволяет удовлетворить чувство злобы, усиленное патогенной регрессией, и довольствоваться агрессией, скрытой в симптоме.

При умеренной выраженности симптом сводится к заиканию на определенных буквах и словосочетаниях. В таких случаях психоанализ показывает ассоциативную связь между этими элементами речи и инфантильными сексуальными конфликтами, как и при задержках чтения или письма.

Хотите разместить эту статью на своем сайте?

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

психологический форум

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (495) 517-96-97

Написать письмо

2006—2015 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100