Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Метафизическое сумасшествие. Глава 11. Гибель совести

настроение пьяного Пауля, Дитрих отмел все мысли о грустном и, кивая головой, слушал длинную речь друга. Тот рассказывал о Фитцеле во всех подробностях, не изменяя своей манере делать из всякой скучной вещицы находку для лектора. Потом он заговорил о брате:

-          Мой брат слишком легковерен. Я, честно говоря, не одобряю его выбор. Хм… Еще бы! Он даже не удосужился представить мне эту женщину до той поры, пока не принял окончательное решение…

Так беседовали они довольно долго. Дитрих был спокоен и немного пьян. Вечер близился к завершению, и ему представлялось, как совсем скоро гости начнут расходиться, будут слышны прощальные реплики и залы постепенно опустеют. Одна из девушек, подруга невесты, играла на клавесине. Другая тянула тонким голосом какую-то песню. Пауль замолчал, заслушавшись игрой девушек. Он почти засыпал и сейчас совсем разомлел, довольствуясь своей ролью на этом вечере и приятной беседой. Дитрих неслышно, стараясь не громыхать скамьей, встал и пошел на улицу, с удовлетворением замечая, что его пьяный друг погружен в негу и не замечает того, что творится у него под носом.

Худощавый господин Копельфранц стоял возле двери и курил, фрау Кунцлер, как и полчаса назад сидела на лавке возле забора и устало разглядывала каждого проходившего мимо человека. Дитрих вспомнил вдруг Клауса. Как жаль, что его не было среди приглашенных! В душе он смеялся над ним. О, как много он мог бы поведать о его сестре! «Он может презирать меня, - думал Дитрих, - может считать тварью, недостойной белого света, но недооценивать меня он не имеет права. Он так и останется актером, играющим роль второго плана». Болезненное величие не умолкало в нем.

-          Дитрих, - услышал он за спиной знакомый голос, - я тебя обыскался. Пойдем…

-          Оставь меня в покое, Пауль, - без тени раздражения ответил тот и пошел вперед по дороге, прочь от дома.

Габен не отставая, последовал за ним.

-          Нужно ли давать безумному разум, если он не хочет этого? Нужно ли лечить его против его же воли? – заговорил Дитрих, глядя вниз на дорожку. – Благодарю тебя за то, что не стал говорить сегодня со мной об Эль.

-          Дитрих, думая так, ты идешь на поводу у своего безумия, - тут же поспешил ответить Пауль.

-          А ты, ты, - Дитрих обернулся, - ты предлагаешь мне жизнь, когда должен убить. Ты даже не торгуешь ею, ты заставляешь меня принять ее!

-          Опять об этом! – в негодовании вздохнул Пауль. – Ты не признаешь своей болезни – лишь в этом вся трудность!

-          Замолчи! – крикнул Дитрих, все больше выходя из себя. – Что ты можешь знать?!

-          Бог с тобой! – так же резко ответил Пауль, и это было не похоже на него, человека мягкого нрава. – Иди, иди. Стану ли я тебя держать? Мне надобно изобрести новый язык, чтобы говорить с тобой. Но, пожалуйста, успокойся! Поверь мне, это главное – здравый рассудок! Не ты ли мне сам говорил об этом?

Теперь Пауль тараторил, пытаясь удержать Дитриха за рукав:

 -  Сейчас есть время. Остановись же! Ты не поверишь, но у меня было предчувствие… Этот вечер, все эти беседы, знаешь… Подожди!

Дитрих старался до определенного момента не обращать на него внимания. На сердце было страшно тяжело, как в тот день, с одной лишь разницей, что сейчас он мог ничего не бояться. Ничего кроме своей совести, Эль и доброты бегущего рядом запыхавшегося человека.                               «Позволь мне еще немного побыть с тобой, - обратился мысленно к своему милому призраку Дитрих, - до того времени, когда это уединение будет прервано ужасным по своей сути раскаянием. В ту ночь я не мог поступить иначе. Я знаю, что не имел права жить! Тогда я не чувствовал боли. Но знай, что твою боль я ощущал всегда. Это негодный, противоречивый аргумент в оправдание моим пагубным страстям. Прошу тебя, не чувствуй больше страха. Это теперь мой удел и моя участь. Умерщвляя часть себя, я не могу совладать с мыслью о тебе. Никак не могу! Я плачу от отчаяния, потому что не могу лишить себя своей больной совести. Господь не наказал меня, но я сам избрал себе наказание, не имея права к покаянию. Ни это ли самое страшное? Я сам, Эль, собственным разумом лишил себя этой благодати. Вот мудрость, вот аксиома! Слабость моей воли доказана и ей будет вынесен самый тяжкий приговор. Неужели теперь конец, неизбежный крах всей моей крепости, выстроенной с таким усердием и старанием, но не выдержавшей одного камешка греха?»

Дитриха, может быть против его воли, охватило состояние паники. Он вновь услышал хрипловатый голос Пауля, раздававшийся прямо над его ухом, почувствовал руку на своем плече:

-          Дитрих, прошу тебя, подожди!

В этот миг Дитрих остановился так резко, что несчастный «попутчик» пролетел мимо шага на три.

-          Ты что обезумел? Я требую, что бы ты объяснился именно сегодня, именно сейчас! – орал Пауль.

Дитрих глянул на его покрасневшее лицо. Оно выдавало все мысли этого человека – до единой. Так решил Дитрих, чувствуя, что в сей момент потерял всякую способность видеть человека «насквозь». Но взъерошенный Пауль, бедный, справедливейший человек, не мог его обманывать. На секунду Дитрих решил, что, возможно, ему следует вверить всю свою дальнейшую судьбу, с которой сам так неумно обошелся.

-          Господь над всеми нами, Дитрих! Ты неблагоразумен! Чего же ты больше боишься: быть наказанным людьми или Всевышним? Молись! – вновь затараторил Пауль.

-          Однажды уже, - ответил Дитрих, - я не остановился ни перед Богом, ни перед людьми.

-          Ты, Дитрих, почему же ты не застрелился? – удивленно громким шепотом произнес Пауль. - Да где же была твоя совесть, твое благоразумие?!

Он был поражен, будто его глазам открылась, наконец, тайна всех тайн, и его негодование могло сравниться только с его милосердием.

-          Как ты мог! – добавил он для большей убедительности, отчего речь его стала похожа на речь актера-трагика.

Дитрих молчал, перебирая в памяти следующие один за одним кадры из его жизни. Первый походил на давно забытое воспоминание, отраженное светом его эмоций. То был день – начало длинной цепочки событий, застрявших в коридоре его памяти.

-          Спаси меня от света, - заговорил Дитрих, - за окном падает снег и уже ночь. А сегодня я хочу темноты и одиночества, когда не способен больше противостоять…

-          Какой снег, Дитрих! – удивленно, с нескрываемым подозрением в голосе крикнул Пауль.

Но тот, к кому он обращался, не слышал его и продолжал бормотать на одной ноте:

Да, хорошо бы умереть сейчас, в этот час на этом молодом белом снегу. Смотрите вы поверх очков, дабы не углубиться в темноту сумерек души

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100