Форум
Консультации

Здесь рассказывается о том, что такое психологическая помощь, какой она бывает и когда следует обращаться к специалистам.

О проекте «ПсиСтатус»

В этом разделе мы говорим о смысле и назначении проекта.

Контактная информация

Подробнее об авторах проекта. Адреса, телефоны, карта проезда.

Метафизическое сумасшествие. Глава 2. Аксель Фитцель.

                                                                    7

смел искать оправдания ни перед собой, ни перед Богом. Фитцель мучился вдвойне: с одной стороны он желал недозволенного, а с другой, единственно желаемого не получал.

 

Однажды, проснувшись под утро после одной из таких ночей, он за несколько часов очистил свою каморку от всех искушающих его образов, выдворив на улицу дорогую коллекцию картин Иеронима Босха, а также копию триптиха «Воз сена». Этим поступком, похожим на нескрываемое безумство, Фитцель тщетно старался смыть с себя позор нечистых и неправедных мыслей, которым предавался не более дюжины раз в год. Теперь серые стены его жилища были пусты, но это избавило его от сомнений относительно твердости своей веры. «Красота – величайший дар, - так считал Фитцель, - но, как и любое искушение, как и любой грех, дьявол постарался надежно спрятать свою сущность под ликом ангельской красоты. Он укрылся от прозорливого взгляда праведника и теперь выжидает, когда тот поддастся на искушение, подброшенное слугами князя тьмы. Он скрыл часть себя под личиной богоугодных дел, приносящих одно лишь разорение, и под маской божьих существ – суть же своих пособников, сеющих смуту, манящих своей красотой. Что от Бога, а что от дьявола? Праведную душу должен направлять спасительный свет». Так думал отец Аксель и обращался к Богу с просьбой дать ему прозрение, дабы он научился эту красоту различать.  Сущности и, соответственно, предназначения одной красоты, происки которой стремятся вовлечь в преисподнюю – адское пламя, а другой – божественный дар. От него Фитцель боялся отвернуться. Слишком сильно еще было в нем противоречие, которое обладало большой властью и могло сломить его волю к свету, конечное желание получить спокойствие в миру и рай после смерти. Его отличала неистребимая тяга к ошибкам и исправлению этих ошибок, поскольку он не старался обойти стороной свои вожделения; ибо, несмотря на все усилия воли, все же мог поддаться их очаровывающей силе. Фитцелю удавалось сохранять хладнокровие, когда дело касалось порицания какой-нибудь «заблудшей» души среди его паствы, но это спокойствие сменялось буйством эмоций, когда он находился наедине с собой и в мыслях сам был грешником. Подобное преследовало Фитцеля в те времена, что сулили восход, становление его веры. С годами, познавая себя и религию он остепенился. Мирские утехи, коим он предавался в прежней жизни, легко отступили под натиском его воли, его желания быть тем, кем он впоследствии стал.

  

Символом жизни  и при том жизни вечной для него были песочные часы, повсюду сопровождавшие его. Он говорил, что жизнь вечна, как время в этих часах, но если отнять у человека голову, то перестанет существовать и мир вокруг, ибо перестанет относиться к человеку и, следовательно, перейдет в иную сферу. «Нарушьте целостность колбы, снесите человеку голову, и время перестанет существовать, перестанет быть мир».

  

В религию отец Аксель пришел по собственной воле. Теперь он не мог объяснить, каким образом произошла с ним метаморфоза, сделавшая его в одночасье глубоко верующим человеком и позволившая стать священником.  Он говорил, что во сне ему явился святой Петр и растолковал, что есть зло, а что добро, что есть верно, а что – заблуждение, что есть грех и порок, а что – благочестие, что противно Богу, а что Богу угодно.  Радость и печаль стоят так близко! В один момент он понял, он был потрясен! «Можешь ли ты любить кого-нибудь более чем Бога?» - сказал в конце святой. Это явилось Фитцелю, как озарение, говоря сам с собой об этом он не жалел слов и первые дни после этого знаменательного события для многих его друзей его поведение представлялось необъяснимым – он был неузнаваем. Наконец, жизнь  Фитцеля была освещена новым и последним желанием. Он стоял на черте, переступив которую, мог окунуться в иной мир: неизученный, влекущий, звенящий в его голове десятком колоколов. По другую сторону – тот черный коридор, в котором он доселе находился и к которому так привык. Рай, ад? Одинаково хорошо. Но не было в его прежней жизни той музыки счастья, которую он слышал, исходящей из собора. Надо быть особенным виртуозом, дабы сохранить и то и другое, дабы соединить две грани несоединимого, но Фитцель твердо желал перейти эту черту. Переход от одного плана бытия в другой. Нет, ужасно несовместимое совмещение прошлой боли и ожидания счастья. Он боялся признать торжество привычки и инстинкта над разумом и сделал свой выбор, ибо последний говорил: «Иди вперед. Не останавливайся, этот свет поведет тебя. Слушай звон своего сердца, возвещающего о новой жизни».

 

                                                        в начало  <<<  7  >>> 

 

Подписка на рассылку

Статьи по психологии

Пациентам:

О нас

Особенностью нашего подхода и нашей идеологией является ориентация на реальную помощь человеку. Мы хотим помогать клиенту (пациенту) а не просто "консультировать", "проводить психоанализ" или "заниматься психотерапией".

Как известно, каждый специалист имеет за плечами потенциал профессиональных знаний, навыков и умений, в которые он верит сам и предлагает поверить своему клиенту. Иногда, к сожалению, этот потенциал становится для клиента "прокрустовым ложем" в котором он чувствует себя, со всеми своими особенностями и симптомами, не уместным, не понятым, не нужным. Клиент,  даже, может почувствовать себя лишним на приеме у специалиста, который слишком увлечен собой и своими представлениями. Оказывать психологическую помощь или предлагать "психологические услуги" - это совсем разные вещи >>>

Сообщения форума

Карта форума

Страницы: 1 2 3

Москва, Неглинная ул., 29/14 стр. 3

Тел.: +7 (925) 517-96-97

Написать письмо

2006—2018 © PsyStatus.ru

Использование материалов сайта | Сотрудничество и реклама на сайте | Библиотека | Форум

Rambler's Top100